morriganvitad (morriganvitad) wrote,
morriganvitad
morriganvitad

Приложение к http://iris-flower0802.livejournal.com/79424.html



"Думаю нам туда, но не сегодня" - предположил Морриган, скидывая с себя мушкет, шпагу, да холщевый мешок с самым необходимым для жизни. На него он бережно положил потрепанную треуголку, которую много лет назад взял на счастье из дома.

о рассвета нам туда не добраться. Людям надо отдохнуть. Кто первый будет в карауле?-

Северяне согласились не спать еще пару часов. Наскоро перекусив солониной и сухарями, запив их доброй порцией эля, не зажигая костра все, завернувшись в плащи, улеглись на отдых.

Валгал

Валгал стоял рядом с умирающим, а тот с тоской смотрел в его глаз. На губах застыла пена, пальцы рук скрючились и судороги сотрясали все тело несчастного.. "Будь ты проклят доктор, - бреду повторял больной. Будь ты проклят". Человек отошел в мир иной, а лекарь, ничего не понимая, овернулся к другому, лежащему прямо на полу. Тот был весь в струпьях, его кости покрывала лишь тонкая пергаментная кожа. "Это ты убил меня",— яростно шептал он. Через мгновение и его не стало. Валгал переходил от одного больного к другому, пытаясь их спасти, но все они умирали. И все винили в это лекаря. Кто-то умирал после лекарств, олученных из рук доктора, у кого-то началось заражение крови после операции. деланной им. Мать с мертвым ребенком на руках все время заглядывала лекарю в глаза и просила вернуть дочку, у которой Валгал обнаружил лишь легкое недомогание из за растущих зубов. Все кому хотел помочь лекарь — умирали. Он сел на каменный пол, бхватил руками голову и застонал. Никакой он не целитель, н бийца. О чудовище. Вдруг, прямо перед ним появился тот самый колдун, которого Валгал встретил в лесу. Посмотрев  в глаза лекарю, н сказал: "Если ты не покинешь озеро, то все, кого ты будешь лечить или когда-то вылечил, будут мертвы". Колдун исчез. Валгал метался во сне, о не мог открыть глаз.

Вик (1)

Юнга Вик

Сегодня она была просто прекрасна. Платье, цвета весеннего неба, подчеркивало ее нежную юную фигурку. Волосы жидким золотом отливали на солнце, а в глазах отражалось безбрежное море. А сама Виктория была на седьмом небе от счастья. Она бежала вдоль набережной своего родного Сандерленда. Наконец сбылось все, о чем она так мечтала. Он ждал ее там, и не один, а с отцом Констаном. Об это по секрету сказала один из послушников монастыря. А это значит... Господи, Виктория ты скоро станешь невестой! Теперь уже совсем близко, вон там, где почему-то так много людей. Странно. Она умерила шаг и подошла к толпе. Увидев ее, е разошлись. Прямо перед ней на проезжей части лежали они — два самых дорогих ее сердцу человека. То, что их уже не спасти было абсолютно ясно. Рядом, в дребезги разбитая карета. А еще дальше шестерка взмыленных лошадей. Да разряженная девица, бьющаяся в истерики из-за загубленной повозки. "Ее лошади понесли," - лача сказал парнишка лет одиннадцати. За руку он держал девчушку, раза в два младше себя.

- Мегги выбежала на дорогу, я за ней. А тут вот лошади. Тот, что моложе попытался их остановить, а священник успел нас столкнуть с дороги.

      Альбом  рисунков пирата Хьюго Генри Морригана, созданный им на море и на суше.

Испанец

Он был бос, изодранная роба не грела. А воняло от него, как от отхожего места.Шаркая растрескавшимися ступнями по холодной мостовой, спанец брел в направлении старого рынка. Там,после рабочего дня, ожно было найти обрубки костей, сгнившие фрукты или даже бараньи кишки. Только бы собаки и эти мерзкие вороны оставили ему чуть-чуть. Его плешивая голова тряслась при каждом шаге. Оставшиеся зубы шатались и кровоточили. Мальчишки, провожая его, улюлюкали во след и кидали камни и комки навоза. Когда-то он мечтал быть самым богатым, иметь безграничную власть и отомстить всем кого не любил или кому завидовал, но что-то пошло не так. Что? Испанец не мог это вспомнить. Но знал, что кто-то за это обязательно заплатит. Он ковылял, осыпая самыми непристойными ругательствами всех встреченных на своем пути. Но те только смеялись над ним. На минуту в голове просветлело, он увидел себя со стороны. Сумасшедшего нищего старика, одинокого и озлобленного. ольного и смрадного. Дикий вой, вериный и тоскливый, ырвался из его нутра. Тут кто-то бросил ему под ноги золотую монету. Кинувшись и прикрыв ее своим тщедушным телом,Испанец посмотрел на своего благодетеля. Это был тот самый колдун, в которого он когда-то целился в далеком лесу. "Уходи от озера. Бросай всех. И у тебя будет золото, много золота. Очень много золота" -услышал Испанец. И все исчезло.

Морриган

Подойдя к родному дому он увидел, что окна и дверь заколочены Внутри  было все разорено и пусто. Выбежав оттуда, с колотящимся от предчувствия сердцем, он побежал в соседний дом. На порог вышла Мери Стоун, та что когда-то подкармливала его яблоками и была поверенной его детских секретов. Она холодно посмотрела на Морригана и спросила: "Вам кого?"

- Это я, Хьюго. Что случилось?

-- Я знала Хьюго. Он был хорошим, добрым мальчиком. Но это было очень давно. Потом он исчез. Он, наверное, погиб. Иначе его мать не осталась бы одна умирать. Ведь не мог он веселиться с друзьями и гулять с портовыми девками зная, что его мать одна. Она умирала долго. Лежала без еды и тепла. Мы ей помогали как могли, предлагали переехать к нам. Но Гислауг была гордой. Умирая, на все время вспоминала своего некчемного сына:  "Хьюго, где ты, сынок. Зачем ты меня оставил одну. Жив ли? Все ли у тебя хорошо? Так она и умерла с его именем на губах"". Мери повернулась к Морригану спиной и, больше ничего не сказав, захлопнула дверь.

"Как тебе такой расклад?" - слышал Морриган за спиной. Он обернулся. На него смотрели два янтарных глаза с узкими длинными зрачками. "Уходи из леса. Возвращайся домой, мать встретит тебя живая и здоровая...."

еремей

Боцман

Уже давно был виден берег. Казалось, ще немного и давняя, амая заветная мечта сбудется. Вот ведь дошел до Охотского моря. Осталось еще немного и он окажется дома. На своей матушке-земле. А там по тракту, а с ветерком. Кто сейчас царем, Еремей не особенно представлял. Федор Алексеевич скончался. А ведь совсем мальчик. Кто тепер - ообще не понятно. То ли Петр, а может Иван Алексеевич. Слухи ходили разные. Да и что с матросов возьмешь. Скоро он сам все узнает. Узнает, ак сейчас живут, как веселятся. Может, енится. Короче – все. Нагулялся Еремей. Хватит. Будет дома сидеть, чаи гонять. Но четвертый день маячил впереди берег, а ни на милю не приблизился. Уже и команда начала роптать, и капитан не доволен. Согласился подбросить его, Еремея, сделать круг, потерять пару дней. А уже столько времени за зря потерял. А на шестой день капитан отдал приказ ложиться на прежний курс: " Воля твоя — хочешь с нами оставайся, а хочешь — прыгай за борт". И до того невмоготу стало Еремею, что забрался он на корму, а и сиганул в тяжелые пенные волны. Одежда сразу начала тянуть ко дну. Руки и ноги свело от нестерпимого холода, а берег, вот он - руку протяни и дотронешься. А прямо по воде идет к нему колдун пучебрюхий , посохом на него показывает и говорит: "Покинь озеро, покинь товарищей, а иначе не видать тебе родной земли."

Пробуждение не спасло от страха и безнадежности.
Валгал машинально перебирал склянки, пакетики, бинты и засушенные травы – все, то было у него в саквояже. Потом он взял толстую тетрадь и стал нервно перелистывать ее. Он хотел, ернувшись домой, здать очень нужную людям книгу. Он даже название придумал: «Записки практикующего лекаря». Но зачем это теперь. Морриган, ставился в одну точку, ытался собраться с мыслями. Боцман бродил по берегу и никого не замечал. Юнга же совсем расклеился. Скрючившись, он прижался к поваленному дереву. Вид у него был совсем потерянный. Хьюго, пытаясь приободрить Вика, подошел к нему и сказал: "Ничего Вик, значит так надо. Соберись, не раскисай, ты же будущий капитан. В конце концов, ты ж мужик". И хлопнул его по плечу. Юнга тоненько ойкнул и вместо слов благодарности, разрыдавшись, бросился за деревья.

- Бабьи слезы, презрительно сказал вдруг Испанец.

- Ладно, об этом в другой раз. Вы тут можете оставаться сколько хотите. А я пойду Adiós, espero, para siempre

Его никто не остановил. Только Валгал проговорил: "Давай, давно пора. Золота здесь все равно нет."

- Хотя, может, мы еще и встретимся. Я еще не решил, бросил сквозь зубы  Испанец и ушел.

Два матроса стояли в нерешительности. Находясь в карауле они, первые за всю свою жизнь, уснули на посту. Знали бы, что привидится - ни на миг бы глаз не сомкнули. Убраться бы отсюда. Вон один же ушел. Но они всего лишь матросы. Кто ж их отпустит. Давайте не будем терять время – сказал Джеремио, время идет. Так мы не только себя не спасем, но и мир погубим. Значит нам так на роду написано.

Все посмотрели на дерево. Что там может быть?

"Совсем пусто," – сказал один из матросов. Вик тоже, ытянув шею из-за спин товарищей (что бы никто не видел его покрасневшего носа), разглядывал остров.

- Как же мы туда попадем, водовороты нас затянут?

- Вот это как раз не проблема – ответил Хьюго.

"Вот такая штука сейчас пригодится больше новомодного мушкета" , сказал он и достал из мешка старый арбалет. Привязав к арбалету веревку, он со второго раза пригвоздил ее к дереву. Теперь нужно туда перелезть и привязать ее покрепче.
арбалет

"Я, я привяжу", - закричал Вик и пока ему не запретили, олез по веревке вперед. "Ловкий малый", одобрительно сказал Валгал. Тем временем юнга уже старательно вывязывал все мыслимые морские узлы, что успел выучить. "Марш обратно", - гаркнул на него Джеремио , заметив что Вик и не собирается возвращаться. Ослушаться боцмана было невозможно. Вздохнув, ик пустился в обратный путь. Морриган отдал арбалет Валгалу, и пошел первым, за ним боцман, а следом один из матросов.
Остров оказался абсолютно круглым. Дерево - совсем пустым. Никакого дупла или прикорневой пещеры. Где искать? Непонятно.

Вдруг
, оре вокруг закипело, взметнулись волны, из глубины на поверхность поднялось чудовище. Это был огромный, емыслимо огромный Змей. Его чешуя отливала всеми цветами радуги, а на шее висел прозрачный кварц. Янтарные глаза смотрели на обреченных на смерть людей с презрением и превосходством. Змей возвышался над ними, его раздвоенный язык и огромные клыки навевали первобытный страх. А потом он начал танец смерти. Он кружил вокруг острова, се ближе подбираясь к пиратам. Они попытались напасть на Змея. Но их сабли лишь отскакивали от его кожи. Змей вертелся, се ускоряясь. Уследить за ним былоабсолютно невозможно. Матрос в панике бросился к веревке. Хвост рептилии, метнувшись, скрутил его, путав с ног до головы, унес в глубины озера. Чудовище подобралось вплотную. Перед решающим броском Змей на секунду застыл в стойке. Тут в воздухе что-то загудело и стрела от арбалета пробив его глаз, накрепко засела там. Змей шарахнулся, зашипел и стал метаться, вздымая огромные волны и раскидывая прибрежные камни. Боцман и Морриган залегли на песке, жидая развязки. Развязка наступила, но стало только хуже. Прежде чем уйти под воду, мей зацепил старое дерево и оно с треском повалилось на землю. Из под его корней, сех мастей, видов и размеров поползли змеи. Они сразу отрезали путь к отступлению и, тоя у самой кромки воды, ираты из всех сил отбивались от них. Постепенно поток их стал иссякать. Боцман под напором особо крупных гадин отступил назад. Тут же его нога ушла глубоко под воду. И сразу в бедро впились два острых зуба. Голубая с черными полосками змея, нанеся удар, етнулась и исчезла в озере. Некоторое время Джеремио еще отбивался, но силы начали его оставлять Хьюго, заметив беду, стал теснить рептилий и очистил проход к веревке. "Давай скорее, лезь. Там Валгал, н чего-нибудь придумает". Боцман не стал спорит. Помочь он уже не мог, а обузой становиться не хотел. С трудом он полез к берегу. На счастье Морригана все это случилось под конец битвы. Еще немного помахав саблей, он остался на острове один. Оглянувшись на берег, Хьюго увидел, как Валгал склонился над боцманом, а Вик неотрывно смотрит на него

-"Чего смотришь, олезай сюда. Может, найдем раковину-то." Уговаривать юнгу не пришлось. Они подошли к основанию дерева. Их газам открылся вход в небольшую пещеру. Попасть внутрь особого труда не составило.

Среди камней, старых змеиных шкур и костей каких-то животных в самом углу пещеры стоял большой кованный сундук. Крышка его была распахнута. А содержимое сундука сверкало и переливалось всеми возможными оттенками. Пираты бросились к нему. Запустив в сундук руки
, ни начали выгребать все сокровища. онеты запрыгали и покатились по земле, драгоценные камни магическими искрами отскакивали от каменного пола. Золотые толстенные цепочки рекой заструились по бокам сундука. Серебряные слитки , покрытые благородной чернотой, заняли несколько рядов в углу. Морриган обнаружил какой-то свиток с привязанным к нему амулетом. А Вик в это время потянулся к самой старой по виду и самой толстой цепочке, из тех, то он когда-либо видел на белом свете. Потянув за нее сильнее, юнга вытащил небольшую морскую раковину.

С виду она была совсем некрасивая. Старая и облезлая. "Я нашел ее, Хьюго! Я нашел раковину". Ликованию Вика не было предела. От избытка чувств он бросился к Морригану и обнял его. Тот хмыкнул
но перетерпел.
Захватив кое-какие ценности, пираты двинулись к берегу. Вик, повесив раковину на шею, гордо шел первым. Перебрались. Подошли к боцману.

- Как он, жить будет?

- Да что с ним сделается,-  ответил довольный Валгал. "Немного поболит и пройдет. Покажите лучше раковину". Доктор повертел ее в руках и утратил к ней всякий интерес. Налили рома. Морриган поблагодарил Валгала за их спасение. И они залпом выпили по кружке.

- А где ты научился стрелять из арбалета? Или все лекари так умеют?

- Не все лекари умеют лечить. Я такой один, - без ложной скромности заявил Валгал.

Переносили сокровище в несколько заходов. Потом, гибаясь под тяжестью найденного, но без приключений,добрались до лагеря. Архивариус первым бросился к ним. Золото его не интересовало. С позволения Вика и Морригана он забрал раковину, да свиток с амулетом. Получив заслуженную порцию поздравлений, друзья поднялись на корабль. Их встретил капитан. Он был явно доволен и пригласил всех участников к себе в каюту подкрепиться и выпить по кружке эля. Там же помянули и погибшего матроса. Через какое-то время подняли якорь, и корабль взял курс на север. Морриган вышел на палубу. Первым,  кого он увидел, был Испанец. Он высокомерно посмотрел на Хьюго и гордо удалился. Морриган подошел к Валгалу. Они молча постояли,  прощаясь с островом.

- Ты думаешь, мы видели свою судьбу? Так все и будет?

- Нет, конечно, - ответил лекарь. Боцман же жив. Пойдем-ка лучше выпьем.

А на самом высоком дереве, что стояло недалеко от берега, идел колдун. Его единственный глаз смотрел с тоской и ненавистью, вдаль уходящему бригу.

Альбом  рисунков пирата Хьюго Генри Морригана, созданный им на море и на суше.

альбом морdddри







По всей видимости - это друзья отца Хьюго. Они часто были  в доме  у Морриганов и рассказывали мальчику о далеких странах,  невиданных чудесах и несметных сокровищах.

186


А это  известные пираты и деятели 17 века:

2
Уилл Кровавый

4

Джон-Мореход

5
Губернатор Тортуги  Бертран д`Ожерон (?)


Зарисовки из жизни пиратов


гулянкасвидание
37

Карта неизвестного острова,  где и была найдена Раковина Кукулькана в 1688 году

карта_м (1)

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments